levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
В ходе сражения Уэсуги Кэнсин с обнажённым мечом кинулся на Сингэна, сидевшего на походном стуле. На вопрос, о чём он думает перед смертью, Такэда Сингэн сложил изящное стихотворение и отразил удар меча боевым железным веером.
levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
# Наша молодежь любит роскошь, она дурно воспитана, она насмехается над начальством и нисколько не уважает стариков. Наши нынешние дети стали тиранами; они не встают, когда в комнату входит пожилой человек, перечат своим родителям. Попросту говоря, они очень плохие. (Сократ, ок. 380 до н.э.)

# Я утратил всякие надежды относительно будущего нашей страны, если сегодняшняя молодежь завтра возьмет в свои руки бразды правления, ибо эта молодежь невыносима, невыдержанна, просто ужасна. (Гесиод, ок. 720 до н.э.)

# Эта молодежь растленна до глубины души. Молодые люди злокозненны и нерадивы. Никогда они не будут походить на молодежь былых времен. Младое поколение сегодняшнего дня не сумеет сохранить нашу культуру. (Надпись на горшке в развалинах Вавилона, ок. 3000 до н.э.)

#"Наша земля приходит в упадок, безнравственность и коррупция процветают, Дети перестали слушаться своих родителей, каждый хочет написать книгу. И конец света уже близок."(Prisse papyrus 3350 до н. э.)

#"Раньше голубей было гораздо больше, но гадили они гораздо меньше" (Илья Зверев)
levkonoe: (Default)
«Я перелистываю книгу истории - в ней нет дат. Зато каждая страница вкривь и вкось исписана словами: «гуманность, долг, путь истины, мораль». Напрасно силился уснуть. До полуночи внимательно перечитывал и, наконец, увидел, что вся книга между строк исписана одним словом «людоедство»

Лу Синь, Записки сумасшедшего
levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
Гур Сочинитель вдруг принялся шептать так тихо, что Румата едва слышал его сквозь чавканье и гул голосов:
- А зачем все это?.. Что такое правда?.. Принц Хаар действительно любил прекрасную меднокожую Яиневнивору... У них были дети... Я знаю их внука... Ее действительно отравили... Но мне объяснили, что это ложь... Мне объяснили, что правда - это то, что сейчас во благо королю... Все остальное ложь и преступление. Всю жизнь я писал ложь... И только сейчас я пишу правду...
Он вдруг встал и громко нараспев выкрикнул:
Велик и славен, словно вечность,
Король, чье имя - Благородство!
И отступила бесконечность,
И уступило первородство!
Король перестал жевать и тупо уставился на него. Гости втянули головы в плечи. Только дон Рэба улыбнулся и несколько раз беззвучно хлопнул в ладоши. Король выплюнул на скатерть кости и сказал:
- Бесконечность?.. Верно. Правильно, уступила... Хвалю. Можешь кушать.
Чавканье и разговоры возобновились. Гур сел.
- Легко и сладостно говорить правду в лицо королю, - сипло проговорил он.
levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
Кадавр жрал. Черная пара на нем потрескивала, расползаясь по швам. Ойра-Ойра изучающе глядел на него. Потом он вдруг громко сказал:
- Есть предложение. Всем лично не заинтересованным немедленно покинуть помещение.
Все обернулись к нему.
- Сейчас здесь будет очень грязно, - пояснил он. - До невозможности грязно.
- Это провокация, - с достоинством сказал Выбегалло.
levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
— Пустяки! Ах, Котангенс, наконец-то справедливость восторжествовала! И теперь подумаем, как сделать, чтобы этого никто не заметил.
— Зачем, Ваше Равенство? Ведь власть снова в ваших руках.
— В моих. Но ни один человек не должен догадываться, что она побывала в чужих. Не могу же я признаться, что Огогондией вместо меня управлял ненормальный кибер и никто даже разницы не заметил!
— Это верно.
— Еще бы! Мои подданные — они ж как дети. Узнают, что у власти временно был не я, и начнут подозревать, что и теперь я тоже не я. Чувствуешь?
— Так что же делать?
— А ничего. Власть преемственна. Значит, будем вести себя так, как вел себя наш предшественник, — и Дино забегал по комнате, вращая правой рукой. — Похоже?
— Абсолютно!
— Но это внешнее сходство. А сейчас подумаем, как нам до… емкак нам до… емкакнамдо… емкакнач до… стичь сходства внутреннего. Что бы этакое придумать поненормальней, а?
— Провозгласите себя богом.
— Старо.
— Ну обвините какое-нибудь государство в том, что оно в агрессивных целях собирается устроить солнечное затмение.
— Пресно. Мне нужны сумасшедшие идеи помасштабней. Вроде платы за Солнце или установки счетчиков. А кстати, счетчики мы установили, а деньги-то нам платят? Министра финансов! Срочно! — распорядился Дино, нажав кнопку диктофона.

Бахнов Владлен - Как погасло солнце, или История Тысячелетней Диктатории Огогондии (1969)
levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)

Десять лет назад Стефан Орловский, он же дон Капада, командир роты арбалетчиков его императорского величества, во время публичной пытки восемнадцати эсторских ведьм приказал своим солдатам открыть огонь по палачам, зарубил имперского судью и двух судебных приставов и был поднят на копья дворцовой охраной. Корчась в предсмертной муке, он кричал: "Вы же люди! Бейте их, бейте!" - но мало кто слышал его за ревом толпы: "Огня! Еще огня!.."

Может, они сами были контрамоты? Что ни цитата, то в точку.
levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
Read more... )
Ты сер, а я, приятель, сед,
И волчью вашу я давно натуру знаю;
А потому обычай мой:
С волками иначе не делать мировой,
Как снявши шкуру с них долой".
И тут же выпустил на Волка гончих стаю.
levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
Уж лучше грешным быть, чем грешным слыть.
Напраслина страшнее обличенья.
И гибнет радость, коль ее судить
Должно не наше, а чужое мненье.

Как может взгляд чужих порочных глаз
Щадить во мне игру горячей крови?
Пусть грешен я, но не грешнее вас,
Мои шпионы, мастера злословья.

Я - это я, а вы грехи мои
По своему равняете примеру.
Но, может быть, я прям, а у судьи
Неправого в руках кривая мера,

И видит он в любом из ближних ложь,
Поскольку ближний на него похож!
levkonoe: (Default)
Широковещательное и многошумное послание твое получил, и понял, и уразумел, что оно от неукротимого гнева с ядовитыми словами изрыгнуто, таковое бы не только царю, столь великому и во вселенной прославленному, но и простому бедному воину не подобает, а особенно потому, что из многих священных книг нахватано, как видно, со многой яростью и злобой, не строчками и не стихами, как это в обычае людей искусных и ученых, когда случается им кому-либо писать, в кратких словах излагая важные мысли, а сверх меры многословно и пустозвонно, целыми книгами, паремиями, целыми посланиями! Тут же и о постелях, и о телогрейках, и иное многое — поистине слово вздорных баб россказни, и так все невежественно, что не только ученым и знающим мужам, но и простым и детям на удивление и на осмеяние, а тем более посылать в чужую землю, где встречаются и люди, знающие не только грамматику и риторику, но и диалектику и философию.

А мог бы ты и о том вспомнить, как во времена благочестивой жизни твоей все дела у тебя шли хорошо по молитвам святых и по наставлениям Избранной рады, достойнейших советников твоих, и как потом, когда прельстили тебя жестокие и лукавые льстецы, губители и твои и отечества своего, как и что случилось: и какие язвы были богом посланы — говорю я о голоде и стрелах, летящих по ветру, а напоследок и о мече варварском, отомстителе за поругание закона божьего, и внезапное сожжение славного града Москвы , и опустошение всей земли Русской, и, что всего горше и позорнее, царской души падение, и позорное бегство войск царских, прежде бывших храбрыми; как некие здесь нам говорят

ибо затворил ты царство Русское, свободное естество человеческое, словно в адовой твердыне, и если кто из твоей земли поехал, следуя пророку, а чужие земли, как говорит Иисус Сирахов, ты такого называешь изменником, а если схватят его на границе, то казнишь страшной смертью.
levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
Как это оказалось просто — вернуть вас в первобытное состояние, поставить вас на четвереньки — три года, один честолюбивый маньяк и один провинциальный интриган. И вы согнулись, озверели, потеряли человеческий облик. Милые, веселые, честные ребята… Какой стыд!

"Стажеры"
levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
— Выстребаны обстряхнутся, — говорил он, — и дутой чернушенькой объятно хлюпнут по маргазам. Это уже двадцать длинных хохарей. Марко было бы тукнуть по пестрякам. Да хохари облыго ружуют. На том и покалим сростень. Это наш примар…
Дон Рэба пощупал бритый подбородок.
— Студно туково, — задумчиво сказал он.
Вага пожал плечами.
— Таков наш примар. С нами габузиться для вашего оглода не сростно. По габарям?
— По габарям, — решительно сказал министр охраны короны.
— И пей круг, — произнес Вага, поднимаясь.
levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
Неожиданно невысоко над землёй медленно проплыли тяжёлые летательные аппараты с перепончатыми, как у птеродактилей, крыльями. В первый момент мне показалось, что все они горят, но затем я заметил, что дым у них идёт из больших конических труб. Грузно размахивая крыльями, они летели надо мной, посыпалась зола, и кто-то уронил на меня сверху суковатое полено.
levkonoe: (Default)
Огогондия былa огромным, широко рaскинувшимся госудaрством и Великой Диктaторией не считaлaсь только по двум причинaм: 1) Политический рaзброд в Огогондии был прямо пропорционaлен ее геогрaфическим рaзмерaм, в то время кaк 2) Междунaродный престиж Огогондии был этим рaзмерaм обрaтно пропорционaлен.
Великие Держaвы особого интересa к этой стрaне не проявляли, потому что стaрaниями своих собственных прaвителей Огогондия былa доведенa до тaкого состояния, что ее прежде, чем огрaбить, нaдо было хотя бы одеть.
....
Совершенно спокойно он подaвил в Огого семь мятежей и рaскрыл шесть зaговоров. (Три из них были не совсем нaстоящими, но зaто в подлинности остaльных сомневaться не приходилось, потому что Президент оргaнизовaл их сaм.)
....

Новый Попечитель твердо знaл, что нужно делaть.
Он снизил цены нa пиво, чем срaзу зaвоевaл любовь и блaгодaрность верноподдaнных.
Он нaчaл борьбу зa оздоровление рaсы и строжaйше зaпретил торговлю нaркотикaми, блaгодaря чему срaзу укрепил мaтериaльную бaзу синдикaтa Икс.
И, нaконец, он нaзнaчил себя по совместительству генерaльным директором синдикaтa и провозглaсил нaчaло новой Тысячелетней Диктaтории. Тот, кто одновременно упрaвлял госудaрством и синдикaтом, был зaстрaховaн от всяких неожидaнностей: Попечитель охрaнял синдикaт; синдикaт охрaнял Попечителя.
Синдикaт перестaл быть госудaрством в госудaрстве, поскольку стaл сaмим госудaрством.
Поэтому удaлось резко сокрaтить полицейский aппaрaт: гaнгстеры сaми поддерживaли порядок в своем госудaрстве. А остaвшиеся без рaботы полицейские устроились блaгодaря своим дaвним связям в тот же синдикaт Икс.
Время от времени Дино, кaк глaвa госудaрствa, что-нибудь зaпрещaл, синдикaт рaзвертывaл широкую торговлю зaпрещенным товaром, и Дино, кaк глaвa синдикaтa, клaл в кaрмaн солидный куш.
Число зaпретов росло. Могло случиться тaк, что в Огогондии было бы зaпрещено aбсолютно все. Но госудaрственный ум подскaзывaл Дино, что этого делaть не следует. И, подчиняясь здрaвому смыслу, Попечитель перед кaждым новым зaпретом отменял кaкой-нибудь свой прежний зaпрет, что у блaгодaрных огогондцев вызывaло новую вспышку любви и обожaния.
И не удивительно. Ведь для кaждого зaпретa Динaми нaходил объективные причины, a любую отмену зaпретов объяснял исключительно личным стремлением сделaть приятное своему нaроду.
И чем хуже огогондцы жили, тем они больше любили Дино.
.....

написано в 1966 году.
Дальнейшее казалось бы невероятное развитие сюжета просто нечеловечески актуально и сейчас...
levkonoe: (как все запущено)
...железный конь, который, взметая стальным скоком пески прошлого, вершит поступь истории, выявляя очередной зубовный скрежет клевещущего врага, на которого уже взметается девятый вал, грозящий двенадцатым часом, последним часом для прислужников империалистического Молоха, этого капиталистического Ваала, но, невзирая на ошибки, пусть рдеют, а равно и взвиваются стяги у маяка индустриализации, пылающего под клики трудящихся, коими под пение сердец выявляется заря новой жизни: вперед!
levkonoe: (злюка)
...В королевстве кроликов страшнее всего было оказаться под огнем патриотического гнева. По обычаям кроликов, патриотический гнев следовало всегда и везде поощрять. Каждый кролик в королевстве кроликов в момент проявления патриотического гнева мгновенно становится рангом выше того кролика, против которого был направлен его патриотический гнев. Против патриотического гнева было только одно оружие -- перепатриотичить и перегневить патриота. Но сделать это обычно было нелегко, потому что для этого нужен разгон, а разогнаться и перепатриотичить кролика, который вплотную подступился к тебе со своим патриотическим гневом, почти невозможно.
levkonoe: (Default)
Я говорил ему тысячу раз: "Вы программируете стандартного суперэгоцентриста. Он загребет все материальные ценности, до которых сможет дотянуться, а потом свернет пространство, закуклится и остановит время".
levkonoe: (как все запущено)
* * *

Когда не надо говорить и говоришь - теряешь слова.
Когда надо говорить и не говоришь - теряешь людей.
Мудрый не теряет людей, не теряет слов.

Конфуций (V век до н.э.)

* * *
Положим, мы затеяли с тобой спор, и ты победил меня, а я не победил тебя, значит ли это, что ты и в самом деле прав, а я на самом деле не прав? А если я победил тебя, а ты не смог победить меня, значит ли это, что прав именно я, а ты не прав? Обязательно ли кто-то из нас должен быть прав, а кто-то не прав? Или мы можем быть оба правы и оба не правы?
И если мы сами не можем решить, кто из нас прав, а кто нет, то другие люди тем более не сделают этого за нас. Кто же рассудит нас? Если придет кто-нибудь, кто согласится с тобой, и не согласится со мной - то как ему рассудить нас? А если кто-то будет согласен со мной и не согласен с тобой, то как ему рассудить нас? Если же, наконец, позвать того, кто не согласен ни со мной, ни с тобой, то как ему рассудить нас? А если позвать того, кто согласен со мной и с тобой, то, поскольку он согласен и со мной и с тобой - как он может нас рассудить? Кого же нам еще ждать?

Чжуан Чжоу(IV век до н.э.)
levkonoe: (хахаха)
Смотрю по 5 каналу, как с упоением регионалы наперебой топят Януковича и скорбят по жертвам.
Что ж это мне напоминает?...
ААА! вот что: заголовки французских газет после бегства Наполеона с острова Эльба (1815)

 «Корсиканское чудовище вырвалось на свободу!».
«Узурпатор бежал с острова Эльба».
«Бонапарт находит поддержку в провинции».
«Наполеон с поддержавшей его армией приближается к столице».
«Париж приветствует его величество императора!».

..

16 Feb 2014 21:50
levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
Прежде на этой планете в изобилии рос холодняк, а тепляк почти не встречался. Теперь же этот последний разросся необычайно. Воздух над зарослями тепляка, согретый искусным образом, искривляется и образует миражи баров, погубившие уже не одного туриста с Земли. Говорят, всему виною тепляк. Но отчего же создаваемые им фата-морганы не изображают школ, книжных магазинов и клубов? Почему они неизменно показывают места продажи спиртных напитков? Поскольку мутации не носят направленного характера, то сначала тепляк, без сомненья, порождал всевозможные миражи, однако же те его виды, что демонстрировали прохожим клубы, библиотеки и кружки самообразования, погибли от голода, а в живых осталась лишь забулдыжная разновидность (thermomendax spirituosus halucinogenes из семейства антропофагов).

рыдать от счастья
levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
 Раздайсь! Эй ты,  деревня!  -  вдруг  гаркнул  вошедший  оборванец  с
подбитым глазом. - Прочь, орда!  Приискатель  прет!  Здорово,  купцы!  -  он
хлопнул тряпичной шапкой о прилавок, изрядно  испугав  дородную,  покупавшую
бархат, попадью.
     - Почем? - выхватил приискатель из рук матушки кусок бархату.
     - Семь с полтиной... Проходи, не безобразь, - сухо сказал приказчик.
     - Дрянь! Дай высчий сорт... Рублев на двадцать, - прохрипел  оборванец.
- Да поскореича! Знаешь, кто я таков? Я - Иван Пятаков, - куплю и выкуплю. У
меня вот здесь, - он хлопнул по карману, - два фунта золотой  крупы,  а  тут
вот самородок поболе твоей нюхалки. Чуешь?
     "Сам" мигнул другому молодцу. Тот весело брякнул на прилавок  непочатый
кусок бархату:
     - Пожалте! Выше нет. Специально для графьев.
     - Угу, хорош, - зажав ноздрю, сморкнулся приискатель. -  А  лучше  нет?
Ворс слаб.., ну, ладно. Скольки, ежели на пару онуч?
     - На пару онуч? - захлопал глазами приказчик. - Тоись, портянок?
     - Аршина по два!.. - крикнул "сам" и благодушно засопел.
     - Это уж ты по два носи! Дай по четыре, либо,  для  ровного  счета,  по
пяти.
     Когда все было сделано, он швырнул броском две сотенные бумажки, сел на
пол:
     - Уйди, орда! - и стал наматывать  бархат  на  свои  грязнейшие  прелые
лапы, напялил чирки-бахилы, притопнул:
     - Прочь, деревня! Иван Пятаков жалаит  в  кабак  патишествовать...  Кто
вина жрать хочет, все за мной!.. Гуляй наша!..
     И, задрав вверх козью бороду, пошел на берег. Длинные  полосы  бархату,
вылезая из  бахил,  ползли  вслед  мягкими  волнами.  Удивленные  примолкшие
покупатели враз все заговорили, засмеялись.
     - Ну, и кобылка востропятая!
     - Вот какие народы из тайги  выползают.  Прямо  тысячники...  -  сказал
"сам" мягким масленым  тенорком.  -  А  к  утру  до  креста  все  спустит...
Смее-ешной народ...
levkonoe: (Default)
-- А теперь, -- сказал Король с благородной сдержанностью, -- можете переизбрать своего Короля. Но по нашим законам перед голосованием я имею право выразить последнюю волю. Правильно я говорю, кролики?
-- Имеешь, имеешь! -- закричали кролики, растроганные его необидчивостью.
-- Кого бы вы ни избрали вместо меня, -- продолжал Король, -- в королевстве необходимы здоровье и дисциплина. Сейчас под моим руководством вы исполните производственную гимнастику, и мы сразу же приступим к голосованию.
-- Давай, -- закричали кролики, -- а то что-то кровь стынет!
Король взмахом лапы приказал играть придворному оркестру и, голосом перекрывая оркестр, стал дирижировать производственной гимнастикой.
-- Кролики, встать! -- приказал Король, и кролики вскочили.
-- Кролики, сесть! -- приказал Король и энергичной отмашкой как бы влепил кроликов в землю.
-- Кролики, встать! Кролики, сесть! Кролики, встать! Кролики, сесть! -- десять раз подряд говорил Король, постепенно вместе с музыкой наращивая напряжение и быстроту команды.
-- Кролики, голосуем! -- закричал Король уже при смолкшей музыке, но в том же ритме, и кролики вскочили, хотя для голосования и не обязательно было вскакивать.
-- Кролики, кто за меня? -- закричал Король, и кролики не успели очнуться, как очутились с поднятыми лапами.
levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
В поисках картин в жанре соцреализма наталкиваюсь на картину , и память сразу подсказывает прекрасное:


— Путь на Буг, господа, лежит через Сокаль,— изрек полковник с видом прорицателя и продвинул по памяти указательный палец к Карпатам...

Хехехе, думаю, цитату даже полностью приводить не надо

претензии не ко мне - источник святотацццтва
levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
Как водится, однажды вечером на тряской машине приехала полномочная комиссия. Александр Иванович не стал мешкать, бросил прощальный взгляд на потрескавшийся фундамент электростанции, на грандиозное, полное света здание подсобного предприятия и задал стрекача.
-- Гм! - сказал председатель, ковыряя палкой в трещинах фундамента. -- Где же электростанция?
Он посмотрел на членов комиссии, которые в свою очередь сказали "гм". Электростанции не было.
Зато в здании типографии комиссия застала работу в полном разгаре. Сияли лиловые лампы, и плоские печатные машины озабоченно хлопали крыльями. Три из них выпекали ущелье в одну краску, а из четвертой, многокрасочной, словно карты из рукава шулера, вылетали открытки с портретами Дугласа Фербенкса в черной полумаске на толстой самоварной морде, очаровательной Лиа де Путти и славного малого с вытаращенными глазами, известного под именем Монти Бенкса.
И долго еще после этого памятного вечера в ущелье под открытым небом шли показательные процессы. А Александр Иванович прибавил к своему капиталу полмиллиона рублей.
Его маленькие злые пульсы по-прежнему нетерпеливо бились.
levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
Когда прошел этот срок, она действительно открыла дверь своей спальни, готовясь принести себя в жертву во искупление грехов, и Аурелиано Второй увидел самую прекрасную в мире женщину с глазами испуганной лани и с длинными волосами цвета меди, рассыпавшимися по подушке. Очарованный этим зрелищем, он не сразу заметил, что Фернанда нарядилась в белую, доходящую до щиколоток рубаху с длинными рукавами и с большим, круглым, искусно обметанным отверстием на уровне живота. Аурелиано Второй не мог удержаться от смеха.
– Это самая непристойная штука из всего, что я видел в своей жизни, – вскричал он с хохотом, который был слышен во всем доме.
levkonoe: (как все запущено)


... - Если бы Земля была шаром, воды стекли бы с нее вниз и люди умерли бы от жажды, а растения засохли. Земля, о достойнейший и благороднейший из преподавателей и  наставников, имела и имеет форму плоского диска и омывается со всех сторон величественной рекой, называемой "Океан". Земля покоится на шести слонах, а те стоят на огромной черепахе. Вот как устроен мир, о учитель!
Экзаменаторы смотрели на Вольку со все возрастающим удовлетворением. Особенно батюшка (председатель экзаменационной комиссии).
- Молодец, отлично!
levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
- Ты самка, Варвара, - тягуче заныл он. -- Ты публичная девка!
- Васисуалий, ты дурак! - спокойно ответила жена.
- Волчица ты, - продолжал Лоханкин в том же тягучем тоне. - Тебя я презираю. К любовнику уходишь от меня. К Птибурдукову от меня уходишь. К ничтожному Птибурдукову нынче ты, мерзкая, уходишь от меня. Так вот к кому ты от меня уходишь! Ты похоти предаться хочешь с ним. Волчица старая и мерзкая притом!
levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
...становилось все темней и темней, черней и черней. Наконец стало темно, как в шахте, и вся толпа завыла от ужаса, почувствовав дуновение холодного, таинственного ночного ветра и увидев в небе мерцающие звезды. Вот оно, полное затмение. Один я радовался ему, все остальные пришли в отчаяние, что, впрочем, вполне естественно. Я сказал:
- Король своим молчанием подтверждает все, что он обещал.
Затем я воздел руки к небу, простоял так несколько мгновений и возгласил как мог торжественнее:
- Да рассеются чары, да сгинут они без вреда!
Меня окружала глубокая тьма, и ответом мне была мертвая тишина. Но когда через несколько мгновений из тьмы вынырнул серебряный ободок солнца, весь двор огласился громкими криками и меня прямо захлестнул потоп благословений и благодарностей..."
(М. Твен "Янки из Коннектикута...")
levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
Непреодолимое отвращение и сильный внутренний голосе, что-то пророчащий, не позволяют мне переступить границу России, особенно теперь, когда самодержавие, озлобленное и испуганное всем, что делается в Европе, душит с удвоенным ожесточением всякое умственное движение и грубо отрезывает от освобождающегося человечества шестьдесят миллионов человек, загораживая последний свет, скудно падавший на малое число из них, своей черною, железною рукой, на которой запеклась польская кровь*. Нет, друзья мои, я не могу переступить рубеж этого царства мглы, произвола, молчаливого замиранья, гибели без вести, мучений с платком во рту. Я подожду до тех пор, пока усталая власть, ослабленная безуспешными усилиями и возбужденным противудействием, не признает чего-нибудь достойным уважения в русском человеке!

(А. И. Герцен, "С того берега"
Париж. 1 марта 1849)
levkonoe: (хахаха)
Иван Иванович выпил рюмку и закусил пирогом с сметаною.
— Слушайте, Иван Никифорович. Я вам дам, кроме свиньи, еще два мешка овса, ведь овса вы не сеяли. Этот год все равно вам нужно будет покупать овес.
— Ей-Богу, Иван Иванович, с вами говорить нужно, гороху наевшись. (Это еще ничего, Иван Никифорович и не такие фразы отпускает.) Где видано, чтобы кто ружье променял на два мешка овса? Небось бекеши своей не поставите.
— Но вы позабыли, Иван Никифорович, что я и свинью еще даю вам.
— Как! два мешка овса и свинью за ружье?
— Да что ж, разве мало?
— За ружье?
— Конечно, за ружье.
— Два мешка за ружье?
— Два мешка не пустых, а с овсом; а свинью позабыли?
— Поцелуйтесь с своею свиньею, а коли не хотите, так с чертом!
— О! вас зацепи только! Увидите: нашпигуют вам на том свете язык горячими иголками за такие богомерзкие слова. После разговору с вами нужно и лицо и руки умыть, и самому окуриться.
— Позвольте, Иван Иванович; ружье вещь благородная, самая любопытная забава, притом и украшение в комнате приятное...
— Вы, Иван Никифорович, разносились так с своим ружьем, как дурень с писаною торбою, — сказал Иван Иванович с досадою, потому что действительно начинал уже сердиться.
— А вы, Иван Иванович, настоящий гусак.
levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
«На патриотизм стали напирать. Видимо, проворовались...»

М.Е. Салтыков-Щедрин.
levkonoe: (злюка)

И конец настал всем спорам;
Прежний при дворе декорум,
И пищат кастраты хором
Вплоть ad finem seculorum!.
levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
А что-то сегодня никто не вспомнил хорошую книгу "Второе апреля"?
Я и сама забыла, но в прошлом году давала ссылку.

– Но почему ты хочешь остричь косички? — страдальчески спросила мама. — Ну почему?
– У нас все девочки до одной их срезали. Потому что так оригинальнее.
– А что, по-твоему, означает это слово — «оригинальнее»?
– Как у всех, как модно, — уверенно сказала Машка.
– Боюсь, что наоборот, — засмеялся папа и даже принес Машке зеленый том словаря «К — С»...



levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
Дух войска есть множитель на массу, дающий произведение силы. Определить и выразить значение духа войска, этого неизвестного множителя, есть задача науки.

Война и мир, т.4 ч.3 гл.2
levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)

Внизу и вверху разные календари. Наверху XIX век, а внизу разве XV, да и то не в самом низу, там уж готтентоты и кафры различных цветов, пород и климатов.

(Герцен, Былое и думы)

Цитата устарела... Но не потому, что там XIX век вместо XXI, а потому, что сейчас наверху тоже XV и они усиленно гонят туда всех.

Навстречу крепостному праву, расстрелу на Сенатской площади и -- кто знает? -- может быть, навстречу аракчеевщине, бироновщине, опричнине...(АБС ПНвС)
levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
Мирное течение лета всколыхнуло неожиданное событие. Одним прекрасным утром перед отелем-пансионом "Мермон" остановилось такси и из него вышла моя колбасница. Она явилась к моей матери и устроила ей сцену со слезами и рыданиями, грозя самоубийством и аутодафе.
Мать была чрезвычайно польщена: именно этого она и ждала от меня. Наконец-то я стал светским человеком. В тот же день весь рынок Буффа был в курсе. Что до моей колбасницы, то ее точка зрения была проста: я должен был на ней жениться. Она аргументировала свой ультиматум самым странным доводом, какой мне только приходилось слышать от покинутой девочки-матери:
- Он заставил меня прочитать Пруста, Толстого и Достоевского, - заявила несчастная с таким видом, что от жалости разрывалось сердце. - Что теперь со мной будет?
Надо сказать, что моя мать была потрясена столь явным доказательством моих намерений и огорченно взглянула на меня. Я явно зашел слишком далеко.

Ромен Гари, Обещание на рассвете


levkonoe: (как все запущено)
...сообщил мне, что будто Вы сочинили сочинение в котором изволили изложить не весьма существенные идеи на щот людей и их первородного состояния и допотопного бытия. Вы изволили сочинить что человек произошел от обезьянских племен мартышек орангуташек и т. п. Простите меня старичка, но я с Вами касательно этого важного пункта не согласен и могу Вам запятую поставить. Ибо, если бы человек, властитель мира, умнейшее из дыхательных существ, происходил от глупой и невежественной обезьяны то у него был бы хвост и дикий голос. Если бы мы происходили от обезьян, то нас теперь водили бы по городам Цыганы на показ и мы платили бы деньги за показ друг друга, танцуя по приказу Цыгана или сидя за решеткой в зверинце. Разве мы покрыты кругом шерстью? Разве мы не носим одеяний, коих лишены обезьяны? Разве мы любили бы и не презирали бы женщину, если бы от нее хоть немножко пахло бы обезьяной, которую мы каждый вторник видим у Предводителя Дворянства? Если бы наши прародители происходили от обезьян, то их не похоронили бы на христианском кладбище; мой прапрадед например Амвросий, живший во время оно в царстве Польском был погребен не как обезьяна, а рядом с абатом католическим Иоакимом Шостаком, записки коего об умеренном климате и неумеренном употреблении горячих напитков хранятся еще доселе у брата моего Ивана (Маиора). Абат значит католический поп. Извените меня неука за то, что  мешаюсь в Ваши ученые дела
levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
Есть у меня цитата из Ильфа и Петрова, которую я давно и сильно не люблю...
Чем только не занимаются люди! Параллельно большому миру, в котором живут большие люди и большие вещи, существует маленький мир с маленькими людьми и маленькими вещами. В большом мире изобретен дизель-мотор, написаны "Мертвые души", построена Днепровская гидростанция и совершен перелет вокруг света. В маленьком мире изобретен кричащий пузырь "уйди-уйди", написана песенка "Кирпичики" и построены брюки фасона "полпред". В большом мире людьми двигает стремление облагодетельствовать человечество. Маленький мир далек от таких. высоких материй. У его обитателей стремление одно - как-нибудь прожить, не испытывая чувства голода.
Маленькие люди торопятся за большими. Они понимают, что должны быть созвучны эпохе и только тогда их товарец может найти сбыт. В советское время, когда в большом мире созданы идеологические твердыни, в маленьком мире замечается оживление.
Под все мелкие изобретения муравьиного мира подводится гранитная база "коммунистической" идеологии. На пузыре "уйди-уйди" изображается Чемберлен, очень похожий на того, каким его рисуют в "Известиях". В популярной песенке умный слесарь, чтобы добиться любви комсомолки, в три рефрена выполняет и даже перевыполняет промфинплан. И пока в большом мире идет яростная дискуссия об оформлении нового быта, в маленьком мире уже вce готово: есть галстук "Мечта ударника", толстовка-гладковка, гипсовая статуэтка "Купающаяся колхозница" и дамские пробковые подмышники "Любовь пчел трудовых".

Это все, конечно, смешно и ярко талантливо - старый конь веников не вяжет и т.д. Но вот это деление мира на большой и маленький - неизъяснимо гадко. Мерзкое такое презрение к тем, что "строит брюки" и пишет песенки, и просто хочет жить, не голодая, варить борщи и покупать матрас, рубель и скалку.
Это такой типичный раннесовковый коммунистический энтузиазм, что читать тягостно и неудобно за авторов. Хотя, конечно, модно это было - обличать мещанство. Страна ведь новый мир строила, а тут какие-то брюки! В результате не вышло ни того, ни другого, но уже без Ильфа и Петрова.
Да, я понимаю, что в основном они смеются над подведением идеологической базы к подмышникам, и делают это блестяще!  Но все-таки ложечки-то нашлись, а осадочек-то остается.

...Впрочем, это моя совершенно единственная претензия к их прочно и навсегда любимому творчеству. 

levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
— Осмелюсь доложить, господин фельдкурат,— заметил Швейк, -  вот ведь гидра! Совсем как Боушек из Либени. Восемнадцать раз за один вечер его выкидывали из пивной "Экснер", и каждый раз он возвращался — дескать, "забыл трубку". Он лез в окна, двери, через кухню, через забор в трактир, через погреб к стойке, где отпускают пиво, и, наверно, спустился бы по дымовой трубе, если б его не сняли с крыши пожарные. Такой был настойчивый, что мог бы стать министром или депутатом!
levkonoe: (неандерталец)
Не в том беда, что ест еврей наш хлеб,
а в том, что проживая в нашем доме,
он так теперь бездушен и свиреп,
Что стал сопротивляться при погроме.

lib.ru/GUBERMAN/gariki2.txt
levkonoe: (Default)
Юра снова закрыл глаза. Погибли, подумал он. Никто больше не назовет меня кадетом и не попросит побеседовать со стариком, и никто не станет добрым голосом застенчиво читать свои мемуары о милейших и прекраснейших людях. Этого не будет никогда. Самое страшное - что этого не будет никогда. Можно разбить себе голову о стену, можно разорвать рубашку - все равно никогда не увидеть Владимира Сергеевича, как он стоит перед душевой в своем роскошном халате, с гигантским полотенцем через плечо и как Михаил Антонович раскладывает по тарелкам неизменную овсяную кашу и ласково улыбается. Никогда, никогда, никогда... Почему никогда? Как это так можно, чтобы никогда? Какой-то дурацкий камень в каком-то дурацком Кольце дурацкого Сатурна... И людей, которые должны быть, просто обязаны быть, потому что мир без них хуже, - этих людей нет и никогда больше не будет...

http://lib.ru/STRUGACKIE/stavery.txt
levkonoe: (Default)
Некуда

Друзья, нам с вами не на что пенять,
Друзья, нам с вами некуда линять,
Нет позади Сибири и Урала,
И меч на безобидное орало
Нам время не пришло ещё менять.

Евреи! ну куда нам отступать,
У нас земли всего едина пядь,
Её едва достанет для посева...
У нас воды всего едина горсть,
Да винограда пламенная гроздь,
Да камни, раскалённые от гнева.
Неужто этот божеский клочок
Мы отдадим из страха и молчок?

Народ и храм ведь мы едина плоть,
Единый дух - подумать даже жутко -
Уже две тыщи лет - без промежутка -
Пытаются враги нас расколоть.

Но мы идём, идём сюда упрямо
Сквозь годы унижения и срама
Из гетто, из местечек, из грязи.
И пусть наш спор у древней кладки храма
Рассудит Бог и автомат узи.

Нам есть, кого любить и что жалеть,
Но лишь души суровое пространство,
Бесстрашие и наше постоянство
Поможет победить и уцелеть.
А может даже победить и только
Чтоб на земле оставить за собой
Победный крик исполненного долга -
Трепещущий и бело-голубой.
levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
- Поднять якорь! - закричал капитан, чувствуя себя дома, - вы, пьяницы, неряхи, бездельники! Почему шлюпка спущена? Поднять немедленно! Закрепить ванты! Убрать сходни! Ставь паруса! "Марианна" пойдет без груза в Алан и вернется - слышите вы, трусы? - с полным грузом через Кассет.
Он успокоился и прибавил: - Я вам покажу Бильдера.
levkonoe: (чмокот)


ПИНЯ КОПМАН, ВОСПОМИНАНИЕ О ДВОРИКЕ

 
levkonoe: (хахаха)
Если правда, что планеты
Нашему подобны светы,
Конче в оных мудрецы
И всех пуще там жрецы
Уверяют бородою,
Что нас нет здесь головою.
Скажет кто: мы вправды тут, -
В струбе там того сожгут.

Вообще он был мужик горячий, и мог бы иного идиота и дубиной отходить, или в окно направить...
levkonoe: (хахаха)
«Дворяне колокольные -
Попы живут по-княжески.
Идут под небо самое
Поповы терема,
Гудит попова вотчина -
Колокола горластые -
На целый божий мир.
Три года я, робятушки,
Жил у попа в работниках,
Малина - не житьё!
Попова каша - с маслицем,
Попов пирог - с начинкою,
Поповы щи - с снетком!
Жена попова толстая,
Попова дочка белая,
Попова лошадь жирная,
Пчела попова сытая,
Как колокол гудёт!»
Ну, вот тебе хвалёное
Поповское житьё!
Чего орал, куражился?
На драку лез, анафема?
Не тем ли думал взять,
Что борода лопатою?
Так с бородой козёл
Гулял по свету ранее,
Чем праотец Адам,
А дураком считается
И посейчас козёл!..»
 
(Кому на Руси жить хорошо)

...

28 Sep 2012 22:11
levkonoe: (как все запущено)
Всех людей Оська считал своими старыми знакомыми. Он вступал в разговоры со всеми на улице, сокрушая собеседников самыми непостижимыми вопросами.
Однажды я оставил его одного играть в Народном саду. Оська нечаянно забросил мяч в клумбу. Он попробовал достать мячик, помял цветы и, увидя дощечку "Траву не мять", испугался.
Тогда он решил обратиться к посторонней помощи.
В глубине аллеи, спиной к Оське, сидела высокая черная дама. Из-под соломенной шляпы ниспадали на плечи длинные кудри.
- Мой мяч упрыгнул, где "Цветы не рвать", - сказал Оська в спину даме.
Дама обернулась, и Оська с ужасом заметил, что у нее была густая
борода. И Оська забыл про мяч.
- Тетя! - спросил он. - Тетя, а зачем на вас борода?
- Да разве я тетя? - ласковым баском сказала дама. - Да я ж священник.
- Освещенник? - недоверчиво сказал Оська. - А юбка зачем? - И он представил себе, как неудобно, должно быть, в такой длинной юбке лазить на фонари, чтобы освещать улицы.
- Сие не юбка, - отвечал поп, - а ряса зовется. Облачен согласно сану. Батюшка я, понял?
- Сейчас, - сказал Оська, вспоминая что-то. - Вы батюшка, а есть еще матушка. В граммофоне есть такая музыка. Батюшки-матушки...
- Ох ты, забавник! - засмеялся поп. - Некрещеный, что ли? Отец-то твой кто? Папа?.. Ах, доктор... Так, так... Понятно... Иудей, значит… Про бога-то знаешь?
- Знаю, - отвечал Оська. - Бог - это на кухне у Аннушки висит... в углу. Христос Воскрес его фамилия...
- Бог везде, - строго и наставительно сказал священник, - дома, и в поле, и в саду - везде. Вот мы сейчас с тобой толкуем, а господь бог нас слышит... Он ежечасно с нами.
Оська посмотрел кругом, но бога не увидел. Оська решил, что поп играет с ним в какую-то новую игру.
- А бог взаправду или как будто? - спросил он.
- Ну поразмысли ты, - сказал поп. - Ну кто это все сделал? - спросил он, указывая на цветы.
- Честное слово, правда, это не я! Так было, - испугался Оська, думая, что поп заметил помятые цветы.
- Бог все это создал, - продолжал священник.
А Оська подумал: "Ладно, пусть думает, что бог, - мне лучше".
- И тебя самого бог произвел, - говорил поп.
- Неправда! - сказал Оська. - Меня мама!
- А маму кто?
- Ее мама, бабушка!
- А самую первую маму?
- Сама вышла, - сказал Оська, с которым мы уже читали "Первую естественную историю", - понемножку из обезьянки.
- Уф! - сказал вспотевший поп. - Безобразие, беззаконное воспитание, разврат младенчества!
И он ушел, пыля рясой.
levkonoe: (хахаха)
...Сообщения о моей религиозности являются чистейшей ложью. Ложью, которая настырно повторяется! Я не верю в личного Бога. Свое отношение к Богу я выражал ясно и никогда не отказывался от своих слов. Если же что-то из моих высказываний может показаться кому-то религиозными, то это, вероятно, – мое безграничное восхищение структурой мира, которую нам показывает наука.
Слово Бог для меня – не более чем просто слово, являющееся следствием слабости человека, Библия – коллекция знаменитых, но весьма примитивных легенд, весьма наивных по содержанию...


(Из письма Эйнштейна от 24 марта 1954 года)
levkonoe: (как все запущено)
   Фердыщенко вздумал путешествовать.
   Это намерение было очень странное, ибо в заведовании Фердыщенка находился только городской выгон, который не заключал в себе никаких  сокровищ ни на поверхности земли, ни в недрах оной. В разных местах его валялись, конечно, навозные кучи, но они, даже в археологическом  отношении, ничего примечательного не представляли. "Куда и с какою целью тут  путешествовать?" Все благоразумные люди задавали себе этот вопрос, но  удовлетворительно разрешить не могли. Даже бригадирова экономка - и та пришла в большое смущение, когда Фердыщенко объявил ей о своем намерении.
   - Ну, куда тебя слоняться несет? - говорила она,  -  на  первую  кучу наткнешься и  завязнешь! Кинь ты свое озорство, Христа ради!
   Но бригадир был непоколебим. Он вообразил себе, что  травы  сделаются зеленее и цветы расцветут ярче, как только он выедет на выгон. "Утучнятся поля, прольются многоводные реки,  поплывут  суда,  процветет  скотоводство, объявятся пути сообщения", - бормотал он про себя и лелеял свой план пуще зеницы ока. "Прост он был, - поясняет летописец, - так  прост, что даже после стольких бедствий простоты своей не оставил".
   Очевидно, он копировал в этом случае своего  патрона  и  благодетеля, который тоже был охотник до разъездов (по краткой  описи  градоначальникам, Фердыщенко обозначен так: бывый денщик князя  Потемкина)  и  любил, чтоб его везде чествовали.
   План был начертан обширный. Сначала направиться в один  угол  выгона; потом, перерезав его площадь поперек, нагрянуть в  другой  конец;  потом очутиться в середине, потом ехать опять по прямому направлению, а  затем уже куда глаза глядят. Везде принимать поздравления и дары.
   - Вы смотрите! - говорил он обывателям, - как только  меня  завидите, так сейчас в тазы бейте, а потом зачинайте поздравлять, как  будто  я  и невесть откуда приехал!
   - Слушаем, батюшка Петр Петрович! - говорили проученные глуповцы;  но про себя думали: "Господи! того гляди, опять город спалит!"
levkonoe: (читающая бабка О.Громовой)
Обыкновенно противу идиотов принимаются известные меры, чтоб они, в неразумной стремительности, не все опрокидывали, что встречается им на пути. Но меры эти почти всегда касаются только простых идиотов; когда же придатком к идиотству является властность, то дело ограждения общества значительно усложняется. В этом случае грозящая опасность увеличивается всею суммою неприкрытости, в жертву которой, в известные исторические моменты, кажется отданною жизнь...

Там, где простой идиот расшибает себе голову или наскакивает на рожон, идиот властный раздробляет пополам всевозможные рожны и совершает свои, так сказать, бессознательные злодеяния вполне беспрепятственно. Даже в самой бесплодности или очевидном вреде этих злодеяний он не почерпает никаких для себя поучений. Ему нет дела ни до каких результатов, потому что результаты эти выясняются не на нем (он слишком окаменел, чтобы на нем могло что-нибудь отражаться), а на чем-то ином, с чем у него не существует никакой органической связи. Если бы, вследствие усиленной идиотской деятельности, даже весь мир обратился в пустыню, то и этот результат не устрашил бы идиота. Кто знает, быть может, пустыня и представляет в его глазах именно ту обстановку, которая изображает собой идеал человеческого общежития?

Profile

levkonoe: (Default)
levkonoe

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 24 Oct 2017 00:43
Powered by Dreamwidth Studios